Вспомнился первый учебный день в школе. Выдали нам красочные учебники, открыли мы буквари, а сосед по парте вдруг носом зашмыгал, ёрзать на стуле начал, покраснел так густо, а потом как заревёт...

     Учительница его спрашивает: «Владик, ты чего плачешь?». А он: «Я тут ничего не понимаааю. Вы мне теперь двойку поставите, даааа?». И снова в рёв, рукавом слёзы-сопли по лицу размазывает...

      В следующий раз мы приехали только через полтора месяца. Выходим из машины, а нас никто не встречает. Странно... 

     Заходим тихонько в дом и видим картину: бабушка в кресле детскую рубашку зашивает, старший сын под потолком на шведской стенке «завис», а младший на диване нараспев им всем сказку читает-шепелявит... И так его все внимательно слушают, даже кот ребёнку в рот смотрит, не услышал, что гости приехали. Так и пришлось нам в прихожей сказку дослушать со всеми, не выдавая себя. Благо, кончалась уже.


      А когда нас встретили да накормили, я бабулечку спросила, почему, мол, младший сказку читал, а не старший? А она ответила, что пока она со старшим занималась, маленький не отходил и быстрее научился, да и большой, конечно, тоже умеет. Всему, говорит, своё время. Маленькие быстрее учатся, им интереснее, чем большим. А потом выдвинула из-под кровати большую коробку с кубиками, на которых буквы написаны. 

— Вот, — говорит, — соседи дали поиграть на лето. С них всё у нас и началось. Кубики Зайцева называются... Это ещё цветочки! Ты вот сюда посмотри, — и пальцем на стену под потолком показывает, а там длинная лента на стене наклеена — счёт до 100 с цифрами, квадратиками и кружочками,
 я её не сразу увидела. 

   Вот такая вот история. И хоть времени у нас до сентября ещё целый месяц оставался, но отдавать кубики соседям что-то уже совсем не хочется... Купим мы, наверное, новые домой в город да узнАем, как правильно играть в них. Говорят, дети потом и пишут грамотно.